04 Июля 2016
 

  Меня здесь трое  

                                  

 

Аскар методично переворачивал страницы учебника.  Покрасневшие от усталости и напряжения глаза ловили лишь заголовки, напечатанные крупным шрифтом: Рыночное равновесие, Ограниченность возможностей рынка, Монополия, Олигополия… Студенту казалось что он уже где-то слышал все эти слова. Где-то в другой жизни. В этой был лишь глухой непрекращающийся стук сердца, затмевающий любые мысли и чувства. Он сидел, нависая дугой над учебником экономики. Ну узком столе громоздились стопками тетради, исписанные бумажки и книги. Все это было обильно посыпано обертками от конфет и шелухой от семечек. В руке у парня был недопитый Редбул и еще три пустых банок валялись под ногами. Аскар уже не отдавал отчета времени. Он лишь помнил, что как только появится солнце – все кончено: нужно идти на экзамен и с треском провалить первый же семестр первого курса. Он нервно поглядывал в окно, надеясь что солнце не взойдёт еще как минимум неделю. 

В голове у парня стоял плотный туман, опускающий белесую пелену на глаза. Аскар проявлял титанический труд, лишь для того чтобы понять суть прочитанной фразы. А впереди еще десятки глав и стопка конспектов. Он понимал что на долго его не хватит.

Его охватило отчаянье. Провал, неуд, позор. Он не может так подвести родителей, которые вложили последние деньги в его образование. Они создали все условия для комфортной жизни: сняли квартирку в квартале от университета и ежемесячно отправляли сумму, достаточную для безбедного существования. 

Аскару вскружили голову новый город и беззаботность студенческих будней. А теперь ему предстояло впервые разочаровать беззаветно верящих в него родителей.

Он с усилием поднялся из за стола и рухнул на рядом стоящий диван. Перед глазами плыло. Веки стали невыносимо тяжелыми. Но сердце все так же яростно колотилось.

Аскар почувствовал нечто жесткое прямо под животом. Пощупав рукой, парень понял, что это небрежно скомканная куртка. Вдруг его пронзила свежая невероятно четкая мысль. Он резко приподнялся, вытащил из под себя куртку и начал лихорадочно обыскивать карманы. Через секунду он рывком вытащил свое спасение. В руках у него был крошечный полиэтиленовый пакетик, а в нем  десяток розовых круглых таблеток.

Он осторожно высыпал их все в ладонь и пересчитал. Восемь. По две на каждый день подготовки к экзаменам. Таблетки достал ему знакомый, к которому можно было обратиться за подобного рода вещами и не только. Кент - так его называли в универе. Маленький розовый кругляшек мог активировать организм как после десятилетней спячки, или вагона редбула. Кроме того, говорили, что память  и умственные способности повышались в разы. Старшекурсники сдавали так предметы, на которых в течении семестра ни разу не появлялись. Кент уверял, что побочные эффекты появляются только если принимать их не переставая в течении месяца. А так это просто «витаминки для мозга, чувак».

Аскар как загипнотизированный смотрел на свою ладонь с розовой горсткой пилюль, борясь с сомнениями.

Он положил в рот одну таблетку и запил ее оставшимся редбулом. Немного подумав, он проглотил вторую, а затем и третью (уж чтобы наверняка). Снова сев за стол, студент стал напряженно ждать каких-либо перемен. Постепенно гул в голове прекратился. Все вокруг стало чуть четче и ярче. Пропала усталость. Сонливость как рукой сняло. Ему вдруг стало понятно как и что делать чтобы добиться нужного результата. Им овладела спокойная убежденность в успехе. Он как и прежде стал методично пролистывать учебник, но сейчас в осознавал каждое слово и формулу. Он хладнокровно поглощал информацию.

За два с половиной часа он успел прочесть, понять, запомнить и даже составить свое мнение насчет каждой главы книги. Впереди еще пачка конспектов. За окном начало светать.

 

В полдень того дня Аскар гордо вышагнул из аудитории. На него шумно накинулись ожидавшие своей очереди однокурсники.

- Ну как? Сдал?

- Ха, а то! Пятерочка! -  самодовольно ухмыльнулся он и смачно шлепнул зачеткой по плечу друга.

Окрыленный так легко давшимся успехом, он вальяжной походкой направился домой. Энергия била ключом: он был намерен сразу же приняться за подготовку к следующиму экзамену.

Он зашел в квартиру, мурлыча что-то себе под нос и сразу же направился в ванную. Рисуя в воображении зачетку с ровным столбцом из цифр пять, он снял одежду, бросил ее на пол у двери и подошел к раковине. Аскар посмотрел на свое отражение в зеркале: ему улыбался парень лет двадцати с широким открытым лбом, карими глазами еле угадывающимися под густыми бровями и с тонкими будто вечно искревленными в легкой усмешке губами. Сейчас под глазами темнели круги  - последствия бессоной ночи, особенно выделяющиеся на фоне бледного осунувшегося лица. Но все же парень подмигнул своему отражению и наклонился над раковиной чтобы умыть лицо.

Отражение парня  осталось стоять угрюмо взирая на склонившегося Аскара. Но то был не тот Аскар что смотрел на себя в зеркало пару секунд назад. В зеркале отражался все тот же двадцатилетний парень в трусах, черты лица остались неизменными, но  над ними как будто нависла черная тень злобы. Тонкие губы скривились в теперь уже ядовитой, полной ненависти усмешке.

Темные, налитые кровью глаза недобро поблескивали под тенью черных бровей.

 

Отражение парня стояло неподвижно и внимательно наблюдало за Аскаром. Тот вытер лицо полотенцем и не глядя в зеркало вышел из ванной и выключил свет. “Другой Аскар” погрузился во мрак, но не двинулся с места.

 

Парень прошел в спальню и обвел глазами комнату, в поисках домашних шорт. Напротив кровати стоял платяной шкаф с узким зеркалом на дверце. Аскар невольно встретился взглядом со своим отражением, остановил взгляд на секунду и открыл дверцу шкафа. Пошарив там рукой, вытащил трико и лениво их натянул. Через несколько секунд, вопреки своим планам, Аскар забылся глубоким изможденным сном. В зеркале платяного шкафа за спящим парнем внимательно наблюдал его за зеркальный двойник.

Аскар проснулся чуть за полночь. Проснулся разбитым, усталым, как будто после бурной вечеринки. Все тело ныло, голова раскалывалась, руки дрожали. Он не планировал проспать весь день, и теперь горько жалел что не поставил будильник. До экзамена оставалось часов 8, а он за весь семестр не прочитал ни одной главы по предмету. Морщась от боли в теле, он зашаркал на кухню и поставил чайник. Как можно после такого долгого сна проснуться еще более разбитым и вымотанным? Ничего, кофе все исправит. Вновь усевшись за ненавистный учебный стол, он глотнул обжигающий напиток и открыл учебник макроэкономики на первой главе. Прочитав пару страниц, у Аскара закружилась голова. Пролистав учебник, он не на шутку запаниковал. Книга будто написана на китайском. Ее прочитать трудно, не то что вызубрить.

Самонадеянный идиот,-  прошипел он и закрыл лицо руками. Какого же нужно быть о себе мнения, чтобы решить, что весь первый учебный курс экономического факультета с легкостью дастся ему за несколько дней.

 Вдруг он с облегчением вспомнил что у него еще оставались те самые волшебные розовые таблетки. И в этот раз спасительные пилюли не подведут. В нем вновь возродилась надежда и уверенность. Он быстро нашел пакетик на тумбочке и высыпал содержимое в ладошку. Вопрос в том, какую дозу принять сегодня. Сейчас он чувствовал себя еще более утомленным и сонным чем вчера. Значит ли это что дозу можно увеличить? Или нынешнее состояние последствия действия таблеток?

Аскар посмотрел на толстый устрашающий учебник на столе, затем на крохотные таблетки безобидного розового цвета.

- Ну что будет от этих крошек? Куплю завтра новые. Какие проблемы?

Он разом проглотил все таблетки и сел за стол, уставившись в открытую книгу. И вновь то чувство, будто туман в голове рассеивается и  предметы вокруг становятся четче и ярче. Фразы и формулы в учебнике обрели смысл. Он проводил взглядом по строчкам и быстро листал страницу за страницей. Драйв, всемогущество, полный контроль над ситуацией. Первая, вторая, третья главы были усвоены, а не прошло и получаса.

На четвертой главе Аскару вдруг стало трудно дышать. Сердце, казалось, колотилось об ребра, пробивая себе дорогу наружу. Буквы поплыли – читать больше не удавалось. Парень принялся ходить по комнате, надеясь, что все вскоре снова придет в норму. Он открыл окно и лихорадочно стал вдыхать загазованный воздух улиц. Его замутило. Он кинулся в ванную и рухнул у унитаза. Аскара скрутили рвотные спазмы. Но, увы, единственное что он ел сегодня были те таблетки. Организм уже давно переварил отраву, кровь разнесла ее по венам и теперь уже она медленно переваривала тело парня клетку за клеткой.

 

Аскара била мелкая дрожь, лоб покрылся испариной, во рту пересохло. Он подошел к раковине чтобы умыться и увидел в зеркале жалкого вида человека, с землистым цветом лица и глазами, в которых читались страх и отчаянье. Выходя из ванной, он снова не заметил что его отражение, так и осталось стоять в зеркале.

Войдя в спальню он понял , что его футболка промокла насквозь. Скользнув глазами по зеркалу шкафа, он стянул футболку и надел сухую. Свалившись на кровать, он зажмурил глаза и накрыл голову подушкой, чтобы заглушить непрекращающийся гул в голове. В это время его отражение в зеркале шкафа шагнуло сквозь зеркало, словно переступило дверной порог. Существо было похоже на Аскара как две капли воды, только лицо его было искривлено в злобной гримасе, а глаза пылали яростью и отвращением к парню, извивающемуся на кровати. Клон безмолвно встал у изголовья и сверлил студента бесовским, полным ненависти взглядом.

 

Аскар почувствовал неладное. Он медленно отвел подушку с лица и отрыл глаза. Из широко раскрытого окна доносились звуки улицы. Он вяло встал с кровати и поплелся к окну, даже не заметив то существо, что стояло с другой стороны, всего в паре сантиметров от его плеча. Аскар подошел к окну и отрешенно уставился вдаль. Затем он резко захлопнул ставни и в отражении стекла заметил фигуру, стоявшую у кровати. Он повернулся, немея от ужаса.  Он смотрел на самого себя.  Аскар издал истошный вопль и бросился в прихожую, не отдавая себе отчета в происходящем. Чем бы ни был тот у кровати – видением ли, иллюзией – это был враг, опасный враг. Подбежав к входной двери в квартиру, он лихорадочно задергал ручкой. Та не поддавалась. Чуть не плача, парень начал искать глазами ключи, но они обыкновенно находившиеся на тумбе у входа, куда- то испарились. Аскар снова завопил он страха, не осмеливаясь взглянуть назад. Вдруг он услышал металлическое позвякивание. Чуть дыша, он повернул голову в сторону ванной и увидел ключи… в руках своего клона. У Аскара подкосились ноги. Он беззвучно стал хватать воздух губами, пятясь к запертой двери. Существо внимательно смотрела ему в глаза, дьявольски ухмыляясь и крутя пальцами ключи. Парень вдруг вспомнил о последнем спасенье – окне в спальне. Он повернул голову в сторону спальни, и тут встретился глазами с другим своим двойником. Двойник из спальни скалилось и шипело, словно хищное животное. Крепко сжав кулаки, оно направилось к Аскару. Последовав примеру первого, клон из ванной сделал шаг навстречу бившемуся в истерике парню. Клоны приближались с двух  сторон, оставляя единственную возможность – пробежать между ними, в кухню. Собравшись с духом, парень рванул вперед. Двойник из спальни среагировал быстро. Он метнулся к Аскару перекрывая вход в кухню, в то время как второй стоял неподвижно. Минуя второго он ворвался в ванну и захлопнул за собой дверь. Не слушающимися руками  он задернул защелку и попятился назад. Но не только страх завладел парнем: его голову раздирало на миллион кусков розовые молекулы, полностью захватившие власть в его организме. Он прямо видел как они шипя растворяют его мозги и бешено колотившееся сердце. Клоны ожесточенно бились об дверь и вот-вот должны были ее пробить. Аскар понимал нереальность происходящего: его истощенный мозг, все еще подсказывал ему, что это скорее всего галлюцинации, или сон. Если химикаты вызвали такой эффект, то может химикаты же смогут его нейтрализовать? Или просто отрубить его, чтобы эти видения прекратились. Если же все это происходит по-настоящему… Этому нет никаких объяснений, кроме сумасшествия.

Что бы то ни было, он не мог бездействовать. Он стал рыться в аптечке, в поисках спасения, сам слабо веря в успех. В это время дверь уже почти поддалась объединёнными усилиями зеркальных клонов.

Парацетамол, ангисепт, цитрамон…  Анальгин?

Анальгин казался логичным решением, ведь все его тело пронзало острой невыносимой болью. Он разом опрокинул содержимое пластиковой баночки к себе в рот и запил водой из крана.

Аскар сжимал края раковины так, как будто от этого зависит его жизнь. В одной руке он все еще держал оранжевый пузырек. Лицо его стало пунцовым, вены на лбу и руках пузырились.

Он молча смотрел на свое отражение и на почти выбитую дверь за ним. Мощный удар пробил отверстие в верхнем левом краю двери и откуда словно пауки начали выползать руки. Его руки. За ними виднелись искаженные яростью, словно бесом изуродованные, головы… с его лицом. Похоже их было намного больше двух, намного… Дверь не выдержала напора и свалилась. В ванну темной волной повалила толпа обезумевших двойников. Безжалостно валя и наступая на друг друга, они тянули свои черные, покрытые ожогами и волдырями руки к Аскару.

Аскар взглянул в зеркало и не увидел там ничего, кроме приближающихся монстров. В зеркале не было его отражения.

Лицо парня исказил немой ужас. Он зажмурился и истошно закричал. Его крик эхом прокатился по всему дому.

Оранжевая баночка с надписью «Анальгин» упала на пол и покатилось по кафельной плитке. На полу пустой ванной лежала выбитая дверь. В комнате было светло и тихо. Аскара сочли без вести пропавшим и через три недели сюда вселились новые квартиранты. 


Комментарии 0      0